Токсичные отношения. Стратегии преодоления алгоритмов добровольного мученичества.

0
440
Токсичные отношения
Токсичными (то есть ядовитыми, отравляющими) отношениями я называю те отношения, которые разрушают партнёров или партнёра, превращая жизнь в паре (часто в большей степени для одного из партнёров) в добровольный, тяжёлый крест. На первое определение – добровольный я прошу обратить особое, пристальное внимание. Ведь, казалось бы, никакие сторонние злодейские силы специально не приковывают мученика к мучителю; он (в общем и целом) волен прервать свои страдания, улучшив качество жизни, но нет – в большинстве своём мученики стойко превозмогают навязанные мучителями страдания, и отчаянно разрушаются, претерпевая мученичество годами, десятилетиями, всю свою жизнь…  Что заставляет их выбирать такую жизненную стратегию? И можно ли повлиять на злосчастную матрицу токсичных взаимодействий? Если да, каким образом? Давайте разбираться…
Приведу недавний пример из консультации в Skype (по понятным причинам изменив реальную ситуацию).
Со мной связалась 36-летняя женщина, с добрым, но заплаканным, печальным лицом. Первые 40 минут общения она взахлёб перечисляла обиды, нанесённые её гражданским супругом, за 4 года их проживания. Женщина (назовём её Кирой) говорила, обливаясь неудержимыми потоками слёз. Она так остро выражала свои проблемы потому ещё, что недавняя обида (ставшая отправной точкой глобальных перемен её жизни) была ещё крайне свежа, обнажив, как водится, целый ворох предыдущих обид и заставив женщину неотвратимо задуматься о своём плачевном жизненном положении. К чему принципиально сводились называемые Кирой обиды? Перечислю их, как общие положения токсичного отношения в паре. Итак…
1. К перманентному неуважению к ней со стороны второго супруга. В общей супружеской паре у Киры практически не было собственных прав и свобод. По установленным однажды порядкам она должна была обеспечивать чужой комфорт, чужие интересы, чужой покой, осуществляя чужую волю, как безропотная крепостная служанка. Рассчитывать на соблюдение собственных интересов в формате сложившихся отношений Кире не приходилось.
2. К обесцениванию её личности, её деятельности, её вкладов. Каким-то изощрённым, немыслимым образом Кире последовательно внушалось, что она – никуда не годна: некрасива, несостоятельна, нехороша и так далее… Кире казалось, что до замужества она была более сносного мнения о себе, сейчас же женщина искренне «подписывалась» почти под каждым нелестным определением её мужа: «Да, всюду нехороша, повезло ещё, что еётакую подобрали и терпят».
3. К регулярным унижениям со стороны второго партнёра. Чувство собственного достоинства зависимого партнёра жестоко попирается первым. Причём часто – на глазах у других. Кира рассказала, к примеру, как на недавнем рабочем корпоративе, на банкете у мужа (куда были приглашены сотрудники с семьями) её супруг в присутствии коллег, планомерно, исподтишка  доводил несчастную женщину до истерики, спровоцировав тем самым её отъезд с праздничной вечеринки. Уже дома, по возвращению супруга с банкета, Кире был устроен грандиозный скандал за то, что она, по словам мужа, своим недостойным поведением и внезапным отъездом «опозорила» его перед всем коллективом, вызвав ненужные толки на весь оставшийся вечер.
Так, день за днём формируется схема разрушительных отношений, в которой один партнёр нещадно эксплуатирует другого, подавляя его достоинство и свободную волю. Но самое страшное во всём этом то, что второй супруг позволяет к себе подобное отношение, почти не принимая усилий по изменению сложившихся отношений. Кира связалась со мной по Skype только после того, как её муж (на фоне очередных, беспочвенных обвинений) на глазах у общего, трёхлетнего малыша жестоко ударил её, чем вызвал тяжёлый срыв у ребёнка. В этот момент у долготерпимой, порабощённой многолетней супружеской тиранией Киры случился, наконец, душевный щелчок, внутренний взрыв, точка невозврата – конец её подчинения. Она собрала вещи, забрала малыша и уехала к подруге, из дома которой, собственно, со мной и связалась. Возвращаться к мужу Кира не собиралась: были заказаны авиабилеты к родителям и утром следующего дня женщина собиралась отбыть навсегда из города злосчастного семейного пребывания. Кира была совершенно опустошена и раздавлена. Но вместе с тем она, как загипнотизированная, непрестанно повторяла одно и тоже: «Будь она другой – получше, побойчей, покрасивее – всё могло быть иначе… Чего-то она не предусмотрела, чего-то не угадала, в чём-то не дотянула… Чего-то не смогла-не сумела…» Это её убеждение повергало свидетелей (и меня в их числе) в совершеннейший шок!
– «Кира, — говорила я ей, — вспомните: Вас ударили, унизили, растоптали, в чём же Вы виноваты?!»
– «Будь на моём месте другая, всё могло сложиться иначе…»
– «Но Вы же успели рассказать мне о том, что ваш муж до женитьбы на Вас был женат дважды, и все его предыдущие браки развивались и разваливались по тому же сценарию…»
– «Значит с нами со всеми что-то не так, ведь он, Алёна Викторовна, может быть чрезвычайно хорошим, Вы просто его не знаете…»
Заметьте, женщина привычно обесценивает себя (других женщин – весь слабый пол, если нужно) снимая вину с лидирующего партнёра и полностью присваивая себе… Она обижена, раздавлена, но всё-таки виновата… На уровне внедрённых внутренних установок: «Я во всём виновата, потому что недостойна, нехороша и заслуживаю только плохого. Я – ошибка. Я – лишняя. Я – урод.» Хочется воскликнуть в ответ: «Как незаслуженно Вы себя обвиняете! Всё не так! Присмотритесь внимательней…» Но мои рациональные воззвания на данном этапе общения не работают, человек  загипнотизирован магией деструктивных взаимодействий, он вжился в эти стратегии, и по этим сценариям он  – изначально нехорош, всегда виноват и закономерно заслуживает страдания… Как плачевно такое положение дел! Как щемяще печально! Грустно!
…Поработать с Кирой серьёзно не удалось, уехав к родителям, она вышла из зоны интернет-коммуникаций и исчезла с моего горизонта. Искренне надеюсь, что её дела, тем не менее, идут на поправку, но ничего определённого (по не имению информации) сказать не могу… Знаю одно: в случае продолжения терапевтического общения, нужно было бы продвигать следующие рабочие направления.
1. Работать с осознанием токсичности деструктивных сценариев. Токсичные отношения попирают человеческое достоинство, её божественную, экзистенциальную суть, отравляя отношения, разрушая его участников и их судьбы. Токсичные отношения вредоносны, опасны, не допустимы.
2. Работать с источниками позиционного становления мученика и жертвы. Что повлияло на формирование подобной ролевой принадлежности? Что его запустило и запускает? Ясно, что корни внутренних расстановок ведут в детство.
3. Работать с переосмыслением деструктивных стереотипов: «ты – плох, все другие – лучше тебя, это так и никак иначе». Пока жертва мнит себя жертвой, на неё найдётся свой непременный мучитель и запрашиваемый негативный сценарий вновь и вновь воплотится в реальность.
4. Работать с принятием личной ответственности клиента за изменения своей жизни. Жертве свойственно ждать спасения и милости от судьбы. Жертва по сути – зависимый от других, позиционный «ребёнок». Но наступает пора обязательного внутреннего взросления и взятия спасение в свои руки. Внутреннее взросление связано с укреплением уверенности в себе, углублением контакта с самим собой, исследованием и продвижением своего самоопределения, выражением важных самореализаций, осуществлением своей автономности.
5. Работа с принятием новых внутренних установок: я – достоин, я – способен, я – состоятелен, я – успешен.
6. Работа с освоением новых алгоритмов взаимодействия с окружающим миром: «я – хороший, ты – хороший; мы можем быть полезны друг другу в равной, одинаковой степени».
7. Планомерное внедрение новых принципов и правил собственной жизни в свою действительную реальность.
8. Укрепление нового положения и статуса своей жизни.
9. Получение удовольствия от благополучных жизненных реализаций и конструктивных стратегий взаимодействия с миром.
В завершение публикации мне хочется в очередной раз обратить читательское внимание на самое главное положение данной темы: факт любого текущего обстоятельства главным образом находится в наших личных руках – в рамках деструктивных стратегий «тиран» истязает «жертву», но стоит «жертве» исцелить свою душевную установку и выйти из деструктивной стратегии, вся токсичная «матрица» рассыпается.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ